Страница 35 из 39« Первая...102030...3334353637...Последняя »

Экспертиза показаний лиц, участвующих в уголовном процессе

Экспертиза показаний лиц, участвующих в уголовном процессе Вопрос о проверке достоверности показаний лиц, участвующих в уголовном процессе путем судебно-психологической экспертизы не является новым. Уже Ганс Гросс в 1898 и его коллеги по журналу «Архив криминальной антропологии» указывали на необходимость специальных исследований свидетелей с целью установления достоверности их показаний, а в практике немецких судов экспертиза свидетельских применялась еще раньше. Читать далее

Экспертиза показаний лиц, участвующих в уголовном процессе часть 3

В компетенцию судебно-психологической экспертизы, по мнению В. В. Нагаева, не входит установление влияния конкретных условий на возможности восприятия. Перед экспертом, который проводит судебно-психологическую экспертизу, должны относиться вопросы, связанные с выявлением у лиц конкретных психологических аномалий, существенных для уголовного дела. Такими вопросами могут быть, например: у того или иного лица резко выраженные отклонения в восприятии и понимании отдельных явлений; ли у лица повышенная способность к внушению; может слабый умственное развитие личности быть причиной искажения информации, которую она передает и др. Перед экспертом нельзя ставить вопросы, связанные с диагностикой ложности показаний (например, узнала лицо на самом деле объект, который ей предъявляется, не узнала, соответствуют ее показания реальным событиям). Читать далее

Концепция разделения властей владимира старосольского часть 2

3. «Почетные» права — право определенных титулов, личных почестей, сопровождения и т. п. Некоторые конституции предоставляют главе государства право роспуска парламента до окончания срока его полномочий, иногда такое право предоставляется при особых обстоятельствах. Эта возможность роспуска законодательной власти является сильнейшим законно допустимым средством политической борьбы. Владимир Старосельский доказывает, что, несмотря на утверждения в конституционной доктрине идеи разделения властей, она априорно противоречит учению о народном суверенность, которое признает только одну власть — народ, и не допускает никаких ограничений верховной, самостоятельной, независимой, неделимой и полной народной власти, в т. ч. разделение ее на разные направления. Теория разделения властей признает исключительно за народом только законодательную власть; и, кроме того, непосредственное народоправство, когда носителем законодательной власти является народ как непосредственный, непроизводный законодательный орган, — является редкой формой народовластия, а распространено, в основном, опосредованное народоправство, система репрезентации, когда носителем законодательной власти выступает специально созданный (избран народом) орган ; притом, с помощью представительства народ осуществляет свою суверенность, прежде всего в законодательстве, и презюмируется, что представители, послы представляют не только своих избирателей, а весь народ. Читать далее

Основные этапы развития политических и правовых учений в россии, купить подписчиков в инстаграме

Основные этапы развития политических и правовых учений в России 1. Государственно-правовые учения периода образования феодальной централизованного государства и укрепления абсолютизма в России Формирование феодального государства на территории нынешней России имеет многовековой истории, которая восходит ко временам Киевской Руси. В XII в. возникли Владимиро-Суздальское княжество и Новгородская феодальная республика. В XIII в. земли будущей России напали шведов и немцев (Невская битва 1240 и Ледовое побоище 1242 p.), а также монголо-татар. С XIV в. начались ликвидация феодальной раздробленности и объединения земель под эгидой Московского княжества. Со второй половины XV в. Москва — признанный центр единого государства. С тех пор начали складываться государственные взгляды, главным аспектом которых были претензии на место и роль Московского государства среди других государств, а также подъем, возвышение Москвы. Характерным в этом плане было учение псковского монаха Филофея (XVI в.), Известное со времен правления московского князя Василия ИП (1479 — 1533) как концепция «Москва — третий Рим». В ней, в частности, отмечалось, что основа исторического процесса — божественное провидение и вера в единого Бога. Рим, который был центром христианской религии, потерял свою роль, его власть распространялась только на христианскую церковь западного обряда; Константинополь, который был центром христианской религии восточного обряда, захватили турки 1453 Следующим центром всего православного мира должна стать Москва, а возглавить этот мир — великий московский князь. Читать далее

Концепция разделения властей владимира старосольского

Концепция разделения властей Владимира Старосольского В державорозбудовчих процессах Украины актуальной остается проблема разделения властей. Притом, прежде всего, возникает необходимость разработки эффективного механизма функционирования системы сдержек и противовесов отдельных ветвей власти и налаживание его максимально качественного применения в становлении демократического, правового государства и гражданского общества. Для успешного государства в целом и определение принципов и критериев разделения властей, в частности, важно учитывать передовой опыт истории развития и современные принципы организации и разделения властей демократических государств, пользуясь при этом многовековыми достижениями как мировой, так и украинской правовой и политической мысли, и приспосабливать их специфике и особенностей украинского государственно-правового строительства. Владимир Старосельский (1878—1942) — юрист, социолог, общественный и политический деятель — один из украинских мыслителей, который всесторонне и основательно исследовал и изложил концепцию разделения властей. Владимир Старосельский прослеживает историю развития идеи разделения властей еще с античности. Так, уже Аристотель разграничивает разные власти в государстве — для различных направлений деятельности государства должны устанавливаться разные, отдельные власти. Читать далее

Конституционный суд словацкой республики — особенности модели часть 2

Положение ст. 125б наделили Конституционный суд СР полномочием осуществлять проверку предмета петиции, под которой собираются подписи граждан с целью проведения референдума по народной инициативе, или предмета постановления парламента о назначении референдума с целью определения их соответствия конституции и конституционным законам. Представление по этому поводу в орган конституционного правосудия вносит Президент СР до вынесения референдума. Дело рассматривается в срок, не превышающий 60 дней со дня принятия представления и в случае, если Конституционный суд СР установит несоответствие петиции или постановления парламента конституции и конституционным законам, референдум не объявляется. Третья из новых статей, которые расширяли юрисдикцию Конституционного суда СР — 127а — предоставила ему право рассматривать дела о жалобах органов местного самоуправления на неконституционно или незаконное вмешательство государства в их права на самоуправление. Если Конституционный суд СР признает жалобу обоснованной, им устанавливается, в чем именно заключается нарушение права на самоуправление, конституционный или обычный закон был нарушен таким действием. Орган конституционной юрисдикции вправе такое действие прекратить, запретить соответствующему государственному органу заниматься определенной деятельностью, принять меры к восстановлению ситуации, которая имела место до нарушения права на самоуправление. Наделение Конституционного суда СР таким полномочием должно было способствовать реформе публичного управления, одним из направлением которой было укрепление местного самоуправления, гарантий его функционирования. Читать далее

Экономические преступления как объект специального криминалистического исследования

Экономические преступления как объект специального криминалистического исследования Среди негативных явлений в сфере экономики, тормозящих процесс реформирования общества, нужно особо выделить рост теневой экономики и распространения экономической преступности. По подсчетам экспертов сегодня на теневую экономику приходится по разным оценкам от 40 до 60% ВВП страны. Согласно официальным статистическим данным, если в 1996 было обнаружено около 61,1 тыс. Экономических преступлений (то есть почти 10% от общего состояния преступности, что почти на 40% больше, чем было зарегистрировано в 1992 году.), То в 1999 . этот показатель достиг почти до 81,1 тыс. Вступление экономической преступностью организованных форм становится одним из самых опасных факторов, осложняющих течение нескольких лет оперативную обстановку в Украине. Количество зарегистрированных преступлений в сфере экономической деятельности *, совершенных организованными группами за последние десять лет увеличилось почти на 80%, прежде всего в стратегически важных, ключевых отраслях экономики — в кредитно-финансовой системе (удельный вес 76,7%), в сфере приватизации ( 80%), внешнеэкономической деятельности (81,3%), в топливно-энергетическом и агропромышленном комплексах. По данным прошлого года, сумма материального ущерба по возбужденным уголовным делам составляет более 183 800 000 грн., Из которых лишь 7500000 возмещено. К уголовной ответственности привлекается 319 человек. Принципиальные изменения в криминогенной ситуации в Украине, которые имели место в последнее десятилетие, позволяют утверждать о возникновении новых постоянных тенденций в экономической преступности. Несомненным является мнение, что социально-негативное явление «экономическая преступность» в современных условиях в Украине, сохраняя прежнее название, несомненно наполняется новым содержанием. Современная экономическая преступность, которая развивается в недрах предпринимательства, нанося значительный урон государству, способна при проникновении во властные структуры не только дестабилизировать базисные основы социально-экономической системы государства, но и вообще перевести экономику страны на криминальные рельсы. Характерными специфическими признаками современной экономической преступности является прежде всего высокий уровень ее латентности, динамичность и быстрая адаптация преступников к новым условиям и правил хозяйствования (прежде всего экономико-правовых новаций), устойчивый характер преступной деятельности организованных групп в форме преступного бизнеса под прикрытием различных институтов легальной финансово-хозяйственной деятельности рыночного типа, наличие межрегиональных, транснациональных преступных связей, применение эффективных средств противодействия правоохранительным органам, в том числе использование с этой целью многочисленных коррумпированных рычагов и современных информационно-технических возможностей. Уже не секрет, что темпы роста экономической преступности значительно опережают динамику ее регистрации. Официальная статистика не позволяет получить достоверные данные о состоянии и структуре экономической преступности прежде всего через «размытость» объекта наблюдения. Вполне вероятно в ближайшей перспективе возникнут неизвестные правоохранителям механизмы преступной экономической деятельности, обусловлены стремлением криминального мира приспособиться к новым правилам ее уголовно-правового регулирования. Существенные трудности, сегодня нередко возникают при расследовании экономических преступлений, объективно обусловленные необходимостью решения широкого спектра следственных, оперативно-розыскных и экспертных задач, применение комплекса различных по своей природе методов (криминалистических, экономических, технических) , широкого использования специальных знаний, значительных затрат времени, трудовых усилий и материально-технических ресурсов. Назревшие потребности правоохранительной практики в вооружении эффективными средствами противодействия преступным деянием экономического направления объективно не могут быть обеспечены в условиях неурегулированности законодательства, бессистемности научных концепций, отсутствия у ученых и практиков единого подхода к пониманию этого явления. Неблагоприятная криминогенная ситуация, сложившаяся в сфере экономики, в настоящее время и в дальнейшем ставит перед криминалистической наукой задачу системного изучения сущности новых уголовных процессов в экономике, их генезиса, количественных и качественных тенденций развития, познания общих закономерностей структурных элементов криминалистической характеристики экономических преступлений, поиска и внедрения в практику новых, более эффективных форм и методов противодействия процесса тенизации и преступным проявлениям в этой сфере. Общее представление об экономической преступности в условиях реформирования системы хозяйствования состоит на грани уголовного права, криминологии, криминалистики и ряда других отраслей знания. Следовательно, при рассмотрении этого вопроса возникает необходимость разграничить оценки определенных групп преступлений согласно каждой из указанных позиций. В научной литературе различаются разные криминологические ряды преступлений, в частности корыстные, насильственные, корыстно-насильственные и др. В этот перечень целесообразно отнести группу преступлений в сфере экономики. По мнению Е. Л. Стрельцова, отличие концепций относительно определения понятия «экономическая преступность» в значительной степени зависит от того, какой аспект в них подчеркивается: криминологический или уголовно-правовой. В первом случае говорят о преступлениях по роду занятий, а во втором большее внимание уделяется объекта уголовно-правовой охраны. Фундаментальные исследования экономической преступности были проведены западными учеными-криминологами — Сатерлендом (1939), Ньюменом (1958), Мангейм (1965), Едельхертцем (1970), Кайзером (1980), Шнайдером (1987) и др. Основателем концепции экономической преступности считают американского криминолог Э. Сатерленд, который в 1939 впервые употребил понятие «беловоротничковая преступность». Значительное внимание исследованию этой проблемы уделяют и сейчас ученые-криминологи стран СНГ. Перед отечественной криминологии сегодня стоит важная задача всестороннего анализа экономической преступности как нового для нашего общества деструктивного явления, возникшего или получило свое развитие в связи с распространением рыночных отношений. В литературе уже частично освещены отдельные вопросы криминологической характеристики этого вида преступности, ее сущности, типологии личности экономического преступника, исследованы факторы, способствующие криминализации сферы экономической деятельности, рассмотрена система общих и специальных мер предупреждения экономической преступности и др. Уголовное право традиционно классифицирует преступления на определенные виды и группы главным образом объектом посягательства (непосредственным и родовым). Основной объект экономического преступления — экономика, то есть совокупность хозяйственных (экономических) отношений. Этим, прежде всего, характеризуется их уголовно-правовая сущность. Признаны сегодня преступлениями общественно опасные деяния в сфере экономики могут быть условно разделены на «традиционные» (должностные хищения, обман покупателей и т. д.) и «новые». В структуре введенного в действие с 1 сентября 2001 года уголовное кодекса Украины особое место занимает глава VII «Преступления в сфере хозяйственной деятельности», включающий составы преступлений, присущих только рыночному типу экономических отношений. Таким образом, новый уголовный закон в этой части может выступать своеобразной границей двух эпох в понимании экономической преступности: хозяйственных преступлений во времена административно-командной системы хозяйствования и экономических преступлений в условиях рыночной экономики.

Шпаргалка

  1. Адвокат — профессиональный юрист, которому в установленном порядке разрешено предоставлять платную юридическую помощь гражданам и организациям.
  2. Административная ответственность — ответственность граждан и юридических лиц за совершенное ими административное правонарушение, одна из форм юридической ответственности.
  3. Административное взыскание — мера ответственности за содеянное административном правонарушении. Это может быть предупреждение; штраф; изъятие или конфискация предмета, который стал орудием или непосредственным объектом административного правонарушения; лишение соответствующего права; исправительные работы; арест.
  4. Активное избирательное право — право граждан избирать состав выборных органов государственной власти и местного самоуправления.
  5. Бюджет Украины — план образования и использования финансовых ресурсов для обеспечения функций, осуществляемых органами государственной власти и местного самоуправления в Украине. Читать далее

Несовершеннолетний как субъект преступления — отдельные исторические аспекты часть 2

В Военном уставе Петра Великого в толковании артикула 195 указано, что наказание за кражу смягчается или лицо вообще не наказывается, если это ребенок и она может быть отдана родителям на воспитание. Также неопределенным в течение длительного времени оставалось вопрос о малолетство. В 1742 году (п. з.з. №8601) Сенат вместе с президентами коллегий рассматривал дело 14-летней крестьянки Федоровой, которую обвиняли в убийстве, указав при этом, что малолетство как для мужского, так и женского пола продолжается до 17-летнего возраста, и таких лиц нельзя наказывать так же, как взрослых. Рассматривая эту мысль Сената, Синод постановил, что лицо и до 17 лет может иметь достаточное «понимание» о своих поступках, поэтому возраст был снижен до 12 лет. М. С.Таганцев отмечал, что практика проигнорировала эти решения, поскольку в тюрьмах находились 12-летние дети, а к несовершеннолетним приравнивали лиц в возрасте 18 19 лет. Несколько полнее определен порядок ответственности в указу 1765 г. года (п. з.з. №12424), по которому установлена полная невменяемость лиц в возрасте до 10 лет, а в возрасте от 10 до 17 лет наказания смягчалось. Свод законов 1832 г. года полностью принял систему указу Екатерины II от 26 июня 1765 года, однако со временем его положения были изменены законом от 28 июня 1833 и в таком виде вошли в второе издание Свода законов Российской империи 1842 . Малолетних в возрасте до 10 лет, в соответствии с Свода, признавали абсолютно невменяемыми и отдавали без наказания на перевоспитание родителям, родственникам или опекунам. Согласно Свода законов в 1842 году, ст.138 отмечала, что малолетних в возрасте до 10 лет, совершивших общественно опасные деяния, без вмешательства суда отдавали родителям или родственникам для перевоспитания. Лица в возрасте от 10 до 14 лет, если установлено, что они действовали «с пониманием», подлежали общим наказанием, за исключением каторжных работ и других. Когда установлено, что они действовали «без понимания», то их отдавали родителям или родственникам, как и малолетних в возрасте до 10 лет. В отношении малолетних в возрасте от 14 до 17 лет, то только тогда они подлежали общим наказанием (за исключением телесных), когда было констатировано, что они действовали «с пониманием». Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 отошло от системы Свода. Так в ст.100 говорится, что дети в возрасте до 7 лет не имеют «достаточного понимания о своих деяниях», поэтому они не подлежат наказаниям, а их отдают родителям для перевоспитания. Вместе с тем в ст.143 предполагалось, что и дети в возрасте от 7 до 10 лет не подлежат наказаниям, а их отдают родителям или родственникам для перевоспитания. Следовательно, и в соответствии с Уложением, вменяемость начиналась с 10 лет. Уложения отбросило значение 17-летнего возраста. Оно требовало постановку особого вопрос о вменяемости только к лицам в возрасте от 10 до 14 лет. Если такие лица признавались вменяемыми, то они подлежали наказанием, но для них эти наказания смягчались. Если их признавали невменяемыми, то их отдавали родителям на перевоспитание, как и детей в возрасте от 7 до 10 лет. Вообще вопрос об определении именно первичного возраста, с которого возможна вменяемость, всегда вызывала острые споры между учеными. В частности, О. Кистякивський считал, что таким возрастом должно быть 14 лет, а в своем исследовании о несовершеннолетних называл даже 16 лет, поскольку российский суровый климат и социальные условия развития не позволяют установить более раннего критерия. Предложение об установлении крайнего возраста вменяемости 16 лет и даже 18 лет, которое было сделано на Петербургском конгрессе 1900 года, отклонили на общем собрании, а также не приняли ни на Парижском, ни на брюссельской конгрессах. Второй возрастной период влияет и на порядок производства по таким делам, и на условия ответственности. Итак, замена общих наказаний возможна только при условии признания несовершеннолетнего вменяемым, в противном же случае применяется общее правило о невменяемости. Поэтому этот период, в отличие от детства как периода безусловной невменяемости, очень часто называют периодом сомнительного вменяемости. В принципе, считал М. С.Таганцев, наличие вменяемости должна быть констатирована в отношении всех лиц, совершивших преступления, поскольку только в таком случае возможна уголовная ответственность. Однако у взрослых недостаток вменяемости является исключением, а у несовершеннолетних это случается часто, поскольку опоздание развитую у несовершеннолетних и действительно наблюдается довольно часто. Такая постановка вопроса имеет значение как для законодательств, где до вменяемых несовершеннолетних применяют наказания, так и для тех, где к ним разрешено употреблять, помимо наказания, и воспитательных мероприятий. А. Лохвицький, анализируя возраст, отмечал, что хотя не ставить в вину в таком возрасте и справедливо, но для общества опасно не употреблять определенных предупредительных мер в отношении несовершеннолетнего, у которого обнаружено преступные наклонности. Если не ухоженная родителями ребенок, например, поджигает дом или бросает камни в человека, а юстиция никак не реагирует, то это, отмечает автор, вызывает удивление — ведь закон применяет определенные меры даже по душевнобольных. Тем более важно принимать меры воспитательного характера в отношении таких несовершеннолетних, чтобы предотвратить в дальнейшем подобного поведения. А. Лохвицький приводит пример, как во Франции таких несовершеннолетних устраивают в исправительные учреждения до достижения ими 21-летнего возраста. Это не наказание, а мера безопасности в интересах общества, мера, необходимая для самого несовершеннолетнего, поскольку государство, изолируя его от аморального окружения, не допустит, чтобы он стал преступником. Такого же мнения придерживается и М. С.Таганцев, отмечая, что невменяемость ребенка до определенного возраста не означает, что суд не вправе вмешиваться в отдельных случаях в дальнейшей судьбе ребенка. Вмешательство суда возможно при наличии следующих обстоятельств: поступок малолетнего должен быть предметом судебного рассмотрения; суд подтвердить, что малолетний совершил данное деяние; кроме того, признавая малолетнего таким, что не имеет «понимание», суд призван определить, имеются ли у малолетнего такие склонности, которые могут быть опасными в дальнейшем для общества. При таких обстоятельствах суд вправе не только требовать, чтобы малолетний был под особым присмотром родителей, но и отдать его, несмотря на их воли, в соответствующие воспитательные учреждения. Однако, считал М. С.Таганцев между воспитательными мерами, которые применяют к несовершеннолетним как замену наказания в возрасте от 10 до 17 лет, и принудительными мерами воспитательного характера, применяемые к несовершеннолетним, которые еще не достигли возраста вменяемости, существует разница. Наказание как средство борьбы с преступностью включает в себя два фактора: борьбу с преступностью в самом преступники и спокойствие и охрану общества. В первом случае указанные меры подобные, однако они разные во втором: по вменяемых могут быть приняты все те меры, которые, защищая общество, не противоречат педагогическим требованиям. Еще больше различные содержало законодательство относительно третьего периода — юности. Одни уголовные кодексы вообще не вспоминали этого периода, другие признавали за ним смягчающее значение только в отношении определенных видов преступлений и только небольшое количество признавала этот возраст как общее основание для уменьшения ответственности. Свод законов, как и указ 1765 года, определял чертой второго периода 17-летний возраст, причем суд прежде должен был установить, действовал несовершеннолетний «с пониманием», то есть — он вменяем. В случае отрицательного ответа лицо не подлежало наказанию; в случае положительного ответа наказание смягчалось.

Основные этапы развития политических и правовых учений в россии часть 3

Используя тезис о уздечку по собственной воле, В. Н. Татищев обосновывал законность крепостного права и отмечал, что вольность крестьян из имеющейся монархической формой правления не согласуется, а менять обычай неволи опасно. Принудительная уздечка — это когда человека лишают свободы с применением силы. Такая уздечка, по мнению мыслителя, является противозаконной. В работе «История Российская» В. Н. Татищев размышлял также о формах правления, разделяя их на правильные, неправильные и смешанные. Демократия и полития (смешанная форма правления) возможны в небольших государствах или в городах-держа-вах, как это было в Древней Греции. Читать далее

Страница 35 из 39« Первая...102030...3334353637...Последняя »