Нормы регулирующие обеспечение права на доступ к правосудию в уголовно-процессуальном законодательстве украины

Принятие 28 июня 1996 Конституции Украины, ратификация Украиной 17 июля 1997 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая закрепила право каждого при решении спора о его гражданских прав и обязанностей на справедливое и публичное разбирательство в течение разумного срока независимым и беспристрастным судом, установленным законом (ч. 1 ст. 6 Конвенции), поставили проблему доступа граждан к правосудию как актуальную. Данная проблема имеет свои исторические и концептуальные истоки, а идея доступности правосудия и ее теоретические интерпретации развивались в течение длительного времени Так, доступность правосудия была одной из тем научного обсуждения российских процессуалистов в XIX в. В основном она рассматривалась в сугубо экономическом плане и сводилась к признанию права бедности, которое освобождало при определенных обстоятельствах от несения судебных расходов. Порядок признания права бедности регулировался непосредственно Уставом гражданского судопроизводства 1864 года (ст. 880-890).
купить офисное помещение
Так, лица, желающие воспользоваться правом бедности, должны были предоставить Окружном суда удостоверение их служебных или общественных начальств, или местного Мирового или Городского Судьи, или Земского Начальника о недостаточности их средств на ведение дела (ст. 881). При том с тяжущихся, которому предоставлено свидетельство о бедности, расходы, указанные в статьях 857-865, осуществляли от казны (ст. 887). Исследование определенных элементов проблемы доступности правосудия можно найти в теории и практике других стран. Активное же изучение проблемы доступности правосудия началось в пределах всемирного движения «Доступ к правосудию», который возник в Европе в 60-х pp. XX в. с целью сделать защиту прав наиболее эффективным. Она последовательно рассматривалась учеными-процессуалистов в трех основных направлениях, которые по определению основателей движения М. Каппеллетги и Б. Гарта получили название «волны». «Первая волна» была нацелена главным образом на облегчение доступа к правовым институтам представителей социально незащищенных, бедных слоев населения. «Вторая волна» связана с проблемами представительства групповых и коллективных (разбросанных) интересов. «Третья волна» реформы и научных исследований была продолжением первых двух «волн» и ее можно рассматривать как реакцию на определенное разочарование, вызванное медленным решением проблемы расширения возможностей «доступа к праву». Это заставило реформаторов обратить внимание на процедуры, которые должны стать легче рассмотрение определенных категорий дел, в том числе разработку альтернативных институтов, которые могут выступать заместителями судебной системы. Эта последняя «волна» получила название новый «подход доступа к правосудию». Таким образом, в рамках движения «Доступ к правосудию» недоступность правосудия связаны, во-первых, с препятствиями материального характера, которые не дают возможность бедным слоям населения обратиться за защитой своих прав (высокие судебные издержки, невозможность обращения за помощью к адвокату и т. д.). Во-вторых, с отсутствием специальных процедур, которые бы давали возможность эффективно защищать права и интересы не отдельной личности, а определенной группы, коллектива. В-третьих, со сложностью, дороговизной и очень медленным рассмотрением дел, необходимостью введения специальных альтернативных процедур для решения определенных категорий дел. Следует отметить, что эти недостатки присутствуют и в современном гражданском процессе Украины. Давая определение принципа доступности правосудия, авторы связывали его или обеспеченным государством возможностью любого заинтересованного лица обратиться в порядке, установленном законом, в суд за защитой своих прав и интересов и отстаивать их в судебном процессе, или с широкими и разнообразными процессуальными гарантиями заинтересованных лиц, обеспечивающих им реальную возможность активно участвовать в защите прав на протяжении всего процесса. Однако с этим согласиться нельзя. Принципы процессуального права объективные, находят свое нормативное закрепление в законе и являются специфическими правовыми требованиями, а не правовыми возможностями или их гарантиями в отличие от ординарных норм права. Кроме того, в качестве принципов не могут быть признаны положения, которые повторяют по содержанию другие принципы или из них вытекают. О доступности правосудия можно говорить лишь при условии, если соблюдаются все принципы и особенно принципы законности, независимости, диспозитивности, состязательности, процессуального равноправия. Понятие «доступность правосудия» как таковое не встречается ни в международном, ни в национальном законодательстве. Впервые оно было закреплено в резолюциях и рекомендациях Комитета министров Совета Европы по вопросам обеспечения более простого доступа граждан к эффективному правосудию, которые были разработаны на основании ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Поскольку в правовой литературе все международные нормы в области прав и свобод человека принято называть международными стандартами, а Европейскую конвенцию по правам человека — некоторым «минимальным» стандартом, можно утверждать, что доступность правосудия является определенным международным стандартом справедливого правосудия . Учитывая наработки всемирного движения «За доступ к правосудию», практику и решения Европейского суда по правам человека, которые содержат толкования положений ст. 6 Европейской конвенции по права на доступ к правосудия в процессуальном аспекте можно выделить следующие структурные элементы, которые входят в понятие доступности правосудия — «рациональная» юрисдикция органов, которая достигается уменьшением количества задач, не относящихся к осуществлению правосудия, наличием альтернативных процедур разрешения споров. — предоставление защиты не только правам и интересам отдельных лиц или государства, но и группе, неопределенному кругу лиц, когда в защите нуждается не только индивидуальный интерес граждан, в пользу которых возбуждено дело, но и объект специального рода — определенное общее благо (ценность). То есть признание права общественного интереса объектом защиты; — возможность представительства и участие в процессе прокурора, органов государственной власти и местного самоуправления в случаях, прямо предусмотренных законом в целях защиты интересов государства или лиц, которые по состоянию здоровья или по другим уважительным причинам не могут защитить свои права, в пределах функций, возлагает на эти органы правовое государство. Что касается более широкого подхода к доступности, то она в целом обеспечивается определенными организационными, правовыми и экономическими условиями. 1.2. Обстоятельства, препятствующие доступу граждан к правосудию и объективности регистрации и учета преступлений В ходе исследования была поставлена цель выразить проблемы регистрации и учета преступлений, соотношение официальной уголовной статистики и латентной преступности, реальности уровня «тяжкой преступности» и, наконец, состояния раскрытия преступлений не из тех позиций, которыми сегодня руководствуется украинский правоприменитель, устоявшиеся, а с точки зрения необходимости внесения давно назревших изменений в правовой регламентации этого вопроса с учетом норм уголовного и уголовно-процессуального права как Украина, так и Европы, США, Японии и ряда других стран, где данная проблема в принципе решена, хотя и там, как выразился американский криминолог Дэниел Белл: «К сожалению, статистика преступности такая же ненадежная, как и женщина, сообщила свой нынешний возраст» . Но еще более беспристрастное применение слова «статистика» дал писатель Б. Дизраэли: «Есть три рода лжи: ложь, наглая ложь и статистика».

Комментарии запрещены.