Экономические преступления как объект специального криминалистического исследования часть 2

Поскольку преступность вообще какой-то степени детерминирована экономическими факторами, то нельзя утверждать, что любой обусловленный ими преступление является экономическим. Для признания его необходимо наличие связи с конкретными особенностями экономического, хозяйственного механизма. Считаем справедливой мнению И. И. Рогова, согласно которой лицо, совершившее экономическое преступление, в той или иной степени использует эти особенности, а в противном случае — деяние не является экономическим деликтом. Такой подход встречаем в работе А. Н. Яковлева. Последний доказывает, что, например, грабеж и разбой с целью завладения чужим имуществом, хотя и причиняют вред экономическим отношениям собственности, однако не являются экономическими преступлениями ввиду отсутствия их связи с хозяйственным механизмом. Цель экономической преступности мало чем отличается от целей ведения легитимного, законопослушного предпринимательства. Она также состоит в получении прибыли, экономической пользы, но ее достижения осуществляется с использованием незаконных приемов и способов. По мнению В. В. Колесникова, осуществления экономической деятельности по использованию незаконных методов может происходить в двух формах: во-первых, как легальная предпринимательская деятельность, в ходе которой используются отдельные незаконные операции (например, уклонение от уплаты налогов); во-вторых, это может быть вполне запрещенная законом деятельность (например, создание фиктивного предприятия). В обоих случаях обязательным родовому признаку экономического деликта связь с определенной экономической деятельностью, отличает его от других разновидностей полезных преступных деяний.
обвинение по 158
В связи с этим В. А. Образцов, исходя из собственной концепции, считает, что основу экономического преступления являются нарушением правил нормативного характера, которые регулируют порядок и условия осуществления соответствующей экономической деятельности и регламентирующие права и обязанности ее участников (законов и подзаконных актов: государственных стандартов, инструкций, приказов и т. д. ). Так, уклонение от уплаты налогов предполагает нарушение налогового законодательства; фиктивное предпринимательство — законодательства, регламентирующего порядок осуществления предпринимательской деятельности; незаконное получение кредита — законодательства в сфере банковского кредитования и тому подобное. Еще одна существенная признак экономических преступлений, следует из предыдущей, — их субъектом может быть только лицо, непосредственно выполняет хозяйственные функции или «включена» в систему связей и отношений, на которые эти преступления посягают. Так, экономическим преступлением на практике признается не любое хищение имущества, а лишь то, что совершенное работником предприятия, имевший доступ к имуществу, или в случае, если имущество было вверено работнику, или если лицо выполняло административно-распорядительные или организационно-хозяйственные функции в отношении имущества. По мнению В. А. Образцова, экономические преступления является отдельным классом преступлений, элементом общего уровня классификации — преступлений, связанных с профессиональной деятельностью. Последний признак важна с точки зрения методики расследования, несмотря на существенные различия в уголовно-правовой квалификации, выступает объединяющим фактором для всего множества преступлений в сфере экономической деятельности. Иными словами, к экономическим целесообразно относить только такие преступления, которые совершаются в процессе экономической деятельности ее субъектами — бизнесменами, служащими управленческих, производственных, коммерческих структур, другими субъектами бизнес-деятельности, выполняющие профессиональные функции экономических агентов. Такой подход к определению субъекта экономического преступления позволит очертить четкие границы для учета и анализа экономической преступности, сконцентрировать внимание именно на «белых воротничках», которые собственно и образуют ее субъектный состав. Что же касается преступлений в сфере экономики, то, как правильно отмечает А. Матусовский, это понятие следует рассматривать в более широком аспекте, включая не только экономические преступления, но и другие общественно-опасные деяния, хотя и посягают на экономические отношения, но совершаются не в связи с выполнением профессиональных функций в процессе осуществления экономической деятельности. Субъектами этих преступлений являются «посторонние» лица: те, которые совершают их «извне» (кража, разбой, грабеж, вымогательство и т. п.) или те, которые не принимают участия в легальной экономической деятельности, но наносят ей вред мошенническими действиями, другими преступлениями , связанными с изготовлением предметов, охраняемых монополией государства, противодействием законной экономической деятельности и тому подобное. В характеристике экономических преступлений особое значение приобретает их связь с определенными экономическими отношениями рыночного характера, существующей системой хозяйствования. Именно это обстоятельство в каждом конкретном случае наиболее затрудняет расследование и определяет специфику мер противодействия. Необходимо отметить, что количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности, например, за налоговые преступления, примерно в 30 раз меньше, чем за кражи разного рода. Последний факт обычно объясняется тем, что экономические преступления «трудно раскрываются», «по ним трудно привлекать к ответственности». Анализ правоохранительной практики позволяет сформулировать общее правило раскрытия экономических преступлений. Оно прежде всего заключается в том, что для установления характера нарушения сопоставляют данные о том, как должна осуществляться определенная экономическая деятельность (операция, технологический процесс), и как она осуществлялась в действительности. Любое проявление результатов взаимодействия события преступления с экономической системой приобретает формы нарушения существующих связей, системы экономических показателей, правил нормативного характера. Исследование закономерностей, которые при этом имеют место, позволяет построить классификацию признаков преступлений при их отображении в системах экономической информации и разработать экономико-криминалистические методики, примененные для распознавания этих признаков. Вместе с тем, любые экономические отношения и связанные с ними преступные действия находят закономерное отражение в оперативных, технологических, бухгалтерских документах субъектов, материалах проверок органов государственного контроля и надзора. Последнее обстоятельство важно с точки зрения общности механизма следообразования в широком смысле, а оттуда — направлений организации и тактики раскрытия и расследования также дает право причислить экономические преступления в криминалистической однородной группы деликтов, отделив от традиционных общеуголовных деяний полезного характера. С целью формирования отдельных методик расследования экономических преступлений нужно исходить не только из соответствующих правоохранительных норм (уголовных, административных), но и законодательных актов регулятивного характера, создают отраслевое законодательство (бюджетное, приватизационное, налоговое, таможенное, о банкротстве, о банках и банковской деятельности и т. п.). Таким образом, понятие «экономические преступления» в криминалистическом смысле можно определить как совокупность предусмотренных уголовным законом видов экономической деятельности, которые осуществляются в сфере экономических отношений (собственности, предпринимательства) их субъектами, реализующими свои профессиональные функции с использованием незаконных методов. Бесспорно, приведенное нами рабочее определение вовсе не претендует на завершенность, поскольку считается нами исходным в познании данного объекта.

Комментарии запрещены.