Экспертиза показаний лиц, участвующих в уголовном процессе часть 2

Однако где та грань, которая отделяет научную психологию от психологии, основанной на жизненном опыте? Неужели научная психология должна чураться жизненного опыта? Несомненное преимущество планомерного научного исследования перед жизненным опытом вовсе не обязывает научное исследование отмежевываться от жизненного опыта. Жизнь — это действительность, а неужели действительность не является критерием истины? Следует обратить внимание и на сложности, обусловленные тем, что степень правдивости показаний свидетелей (как и других лиц, чьи показания имеют значение для разрешения дела) зависит не только от индивидуальной психологии свидетеля, от его психологических особенностей и склонностей, но и от многих других факторов, в частности факторов социально-психологических, — к примеру, от принадлежности лица к той или иной группы общества.
дизайн интерьера Москва

Поэтому, отметим: 1) экспертиза показаний свидетеля должна свободно оцениваться судом, что вытекает из природы экспертизы; 2) на эксперта возлагается обязанность организовать себя, опираться в процессе ответа на поставленные перед ним вопросы только на такие источники, которые могут быть использованы в порядке производства экспертизы и, в случае необходимости, указать эти источники. Проблемам проверки показаний лиц посвящена глава ИХ «Курса уголовного судопроизводства» И. Я. Фойницкого, который, рассматривая, в частности, такую способность человека, как чувство, говорил, что орган дознания, суд обязаны проанализировать причины ошибок, связанных с ним (ощущением). Например, были условия восприятия лицом фактов достаточными для полного осознания того, что происходило? Не было ли обстоятельств, которые могли озадачить человека? Или слова, которые она передает, были высказаны языке, который на понятном ему или же наоборот? Или не услышала лицо только определенные отрывочные, неопределенные замечания, обратила она на них особое внимание? Именно эти вопросы наряду с другими могли бы быть предметом судебно-психологической экспертизы показаний лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. П. Д. Биленчук, исследуя этот вопрос отмечал, что механизм формирования следов памяти чрезвычайно сложный i во многом остается еще не разгадана. Действительно, формирование следов памяти происходит на уровне мышления i сознания, которые представляют пик высшей нервной деятельности коры головного мозга человека. Схематически в данной деятельности можно выделить: восприятие, то есть чувственное познание; мышления — логическую обработку чувственных сигналов и формирования мысленных образов; i, наконец, закрепление i хранения мысленного образа в памяти. Этот процесс как взаимодействующих система по мнению П. Д. Биленчука, состоит из трех элементов: восприятие — мышление — память. Отсюда констатируем, что следует памяти будет опосредованный свойствами источника — способностью воспринимать, особенностями мышления i видами памяти. Восприятие — это непосредственное чувственное познание, которое представляет лишь фактический материал для интеллектуальной деятельности субъекта. Логическая обработка сигналов, поступающих в мозг, создает в сознании субъективный образ, адекватный качества чувственного восприятия. Именно поэтому условия формирования следов памяти принято делить на субъективные и объективные. К субъективных условий относят: состояние здоровья, тип высшей нервной деятельности, память, внимание, темперамент, характер умственной деятельности, цели, восприятие, дефекты органов чуттiв и др. Отсюда людей как источников идеальных отображений разделяют по типу высшей нервной деятельности (сангвiнiкы, холерики, флегматики, меланхолiкы), по видам памяти (моторная, эмоциональная, образная, словесно-логическая). Объективные условия (факторы) не зависят от субъекта. Как правило, к ним относят состояние природных условий наблюдения: плохая видимость, кратковременность события, воспринимается, удаленность объекта наблюдения, использование преступником средств маскировки (маски, парики, грим). Названные и другие обстоятельства ухудшают формирование следа памяти i требуют учета при раскрытии его содержания во время следственной действия. Эти и многие другие факторы надо учитывать в процессе оценки личностных источников уголовно значимой информации. Например, зрительное ощущение поддается присущим ему воздействиям. Их следует знать. Необходимо, чтобы человек находился при таком освещении, которое бы вполне обеспечивало восприятие того или иного предмета. Несколько человек, которые смотрят на одну и ту же драку во время растерянности могут видеть предметы по-разному. Лицо может иметь такие особенности, которые следует учитывать при оценке ее показаний. Есть люди, которые не различают определенных цветов или их оттенков или по разному воспринимают происходящее. Именно такие задачи по установлению таких особенностей и физических или психических дефектов лица должны выдвигаться перед данным видом судебной экспертизы. Учитывая вышеизложенное, по нашему мнению, следует согласиться с утверждению В. В. Нагаева, который отмечает, что судебно-психологическая экспертиза может установить индивидуальные особенности психики, уровень абсолютной и относительной чувствительности, особенности восприятия цвета, объем восприятия, особенности восприятия времени, движения, пространственных свойств предметов и явлений (пропорций частей предметов, их пространственную ориентацию , размеры, форму, удаленность, особенности рельефа и др.), особенности восприятия звуков различной частоты и тому подобное. Поэтому недопустимо решения экспертизой вопрос о том, правдивы показания обвиняемого, соответствуют ли они реальным обстоятельствам дела, не склонен допрашиваемый к даче ложных показаний и др. Как правило, такие вопросы возникают перед экспертизой, когда в распоряжении следователя нет достаточных доказательств виновности обвиняемого, и от экспертов ожидают, что они устранят этот пробел. К сожалению, есть «эксперты», которые не имеют необходимых для проведения психологической экспертизы специальных знаний, не готовы «ответить» на любой вопрос. Такая практика является недопустимой, так как приводит к грубым нарушениям в процессе доказывания и негативно влияет на процессуальный статус подозреваемых, обвиняемых и подсудимых.

Комментарии запрещены.