Экспертиза показаний лиц, участвующих в уголовном процессе часть 3

В компетенцию судебно-психологической экспертизы, по мнению В. В. Нагаева, не входит установление влияния конкретных условий на возможности восприятия. Перед экспертом, который проводит судебно-психологическую экспертизу, должны относиться вопросы, связанные с выявлением у лиц конкретных психологических аномалий, существенных для уголовного дела. Такими вопросами могут быть, например: у того или иного лица резко выраженные отклонения в восприятии и понимании отдельных явлений; ли у лица повышенная способность к внушению; может слабый умственное развитие личности быть причиной искажения информации, которую она передает и др. Перед экспертом нельзя ставить вопросы, связанные с диагностикой ложности показаний (например, узнала лицо на самом деле объект, который ей предъявляется, не узнала, соответствуют ее показания реальным событиям). По мнению В. В. Нагаева, судебно-психологическая экспертиза не является экспертизой достоверности показаний. Установление истинности или ложности показаний — профессиональная задача следователя (однако при этом он должен обладать соответствующими психологическими знаниями).
Видеонаблюдение через интернет

В действующем Уголовно-процессуальном кодексе Украины вопрос о экспертизы показаний лиц, участвующих в уголовном процессе, по нашему мнению, должным образом не урегулирован, поскольку с ст.76 УПК следует, что обязательным является назначение только судебной экспертизы для определения психического состояния подозреваемого или обвиняемого при наличии в деле данных, которые вызывают сомнение в его вменяемости. Однако, исходя из вышеупомянутых положений, считаем, что следует согласиться с предложением Н. Н. Полянского о целесообразности введения в законодательстве такой нормы: "Если у органов досудебного следствия или суда возникнут сомнения в способности лица, участвующего в уголовном процессе, в силу ее возраста или физических или психических недостатков, правильно воспринимать, воспроизводить в памяти и передавать явления действительности, должна быть назначена экспертиза ". Это обязывало бы органы дознания, следствия и суда назначать не только судебно-психиатрическую экспертизу для последующего установления вменяемости или невменяемости подозреваемого или обвиняемого, но и судебно-психологическую и комплексную психолого-психиатрическую экспертизу для получения ответов на ряд других важных для дела вопросов, о которых говорилось выше. Это обеспечивало бы выполнение принципа всестороннего и полного исследования всех обстоятельств дела. Такая норма, на наш взгляд, полностью отвечала бы положениям п.3 ст.69 УПК, которая предусматривает недопустимость допроса в качестве свидетелей лиц, которые, согласно заключению судебно-психиатрической или судебно-медицинской экспертизы, за своих физических или психических недостатков не могут правильно воспринимать факты, имеющие доказательственное значение, и давать показания о них. Кроме того, на наш взгляд, могут не спрашивать не только лица в качестве свидетелей, но и лица, которые признаны потерпевшими или имеют иной процессуальный статус по делу. В законодательстве целесообразно было бы предусмотреть и то, что экспертизе могут подвергаться показания, ранее данные лицом с определенными психическими или физическими недостатками. Неоправданным, по нашему мнению, является и положение законодательства относительно абсолютного значения судебно-психиатрической или судебно-медицинской экспертизы для следствия и суда, следует из содержания п.3 ст.69 УПК. В соответствии с ч.4 ст.75 УПК, заключение эксперта для лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда не являются обязательными. Поэтому в законодательстве нужно закрепить норму, предусматривающую, что после получения от эксперта выводу о способности лица давать правильные показания, орган досудебного следствия или суд решает вопрос о допустимости этих показаний в качестве источника доказательств по делу. Брак такой нормы приводит к проблемам, которые возникают в практике расследования преступлений, когда, согласно данной нормы, на решение экспертизы выносятся вопросы, которые должен решать следователь или суд, руководствуясь заключением эксперта на основе совокупности имеющихся в деле доказательств. Возникает такая ситуация: экспертиза установила неспособность воспринимать важные для дела факты и давать о них показания, и лицо автоматически не подлежит допросу, следовательно, показания недостоверны. Суд или орган, который расследует преступление, вообще выпадает из этой схемы, поскольку не принимает (согласно ст.69 УПК) никакого решения о возможности или невозможности допроса, следовательно, и не решает вопрос о достоверности показаний. Это дает им основания (абсолютно законно) на решение экспертизы вынести вопрос о достоверности показаний, поскольку если не эксперт решит этот вопрос, то кто же? Предложенные нами положения относительно такого способа проверки показаний лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве имеют целью расширить круг способов проверки достоверности информации, полученной от личностных источников и тем самым обеспечить выполнение требований по установлению истины по уголовному делу путем полного, всестороннего и объективного исследования всех его обстоятельств. Литература ?

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Украины. Утвержденный Законом от 28.12.60 // (1000-05) ВПР. — 1961. — №2. — С.15.
  2. Биленчук П. Д., Дубовый А. П., Салтевський М. В., Тимошенко П. Ю. Криминалистика. К .: Атика, 1998.
  3. Кони А. Ф., Свидетели на суде // Проблемы психологии, 1909.
  4. Нагаев В. В. Основы судебно-психологической экспертизы. Закон и право. — М .: Юнити, 2000.
  5. Полянский Н. Н., Доказательства в иностранном уголовном процессе. М., 1946.
  6. Фойницкий И. Я., Курс уголовного судопроизводства. СПб, 1902. — Т. И.
  7. Штерн В., Изучение свидетельских показаний // Проблемы психологии, 1909.

Комментарии запрещены.