Конституция как форма правового закрепления изменения властных отношений

Конституция как форма правового закрепления изменения властных отношений в государстве при переходе от тоталитарного режима к демократическим формам правления Восстановлена в августе 1991 года независимое украинское государство отметила свое первое десятилетие и пятилетие нового Основного Закона — Конституции. Принятая Верховной Радой Украины 28 июня 1996 года конституция Украины своими положениями закрепила на самом нормативно-правовом уровне основные политико-правовые параметры (прежде всего — конституционные характеристики) восстановленной государства и определила пути дальнейшего развития. Украина провозглашена суверенным и независимым, демократическим, социальным, правовым государством (ст.1 Конституции Украины), государством, унитарным с республиканской формой правления (ч.2 ст.2, ч.1 ст.5 Конституции Украины), а также фактически, хотя это прямо не указано в Основном Законе, государством светским (ст.35 Конституции Украины) и государством национальной, непосредственно вытекает из ряда соответствующих положений Конституции Украины (ч.3 преамбулы, ч.1 ст.2 и ч.2 ст.133).
МЕДИАЦИЯ

В свою очередь эти положения стали логическим выводом фундаментальных основ национальной государственности Украины, изложенных в Декларации о государственном суверенитете Украины и Акте провозглашения независимости Украины. Однако желаемого быстрого преобразования постсоветской Украины в современную европейскую демократическую национальное государство, а вместе с этим — и преодоление социально-экономических и политических кризисных явлений, на что возлагали большие надежды миллионов украинских граждан, за годы независимости, в том числе и пять лет функционирования государства в рамках новой конституционно-правовой системы, не произошло. Понятно, что процесс преобразования государства — явление сложное, многоплановое и зависит от множества различных факторов: политического, правового, экономического, социального, международного и др. Среди этих факторов, важное место отведено возможности как можно полнее и быстрее реализовать положения принятой в 1996 году новой Конституции Украины. Правда, уже в первые годы после принятия новой Конституции Украины оказалось много трудностей, связанных прежде всего с ее реализацией (заметными среди них является практическая невозможность реализации отдельных конституционных прав и свобод граждан). Вскоре дали о себе знать внутренние противоречия самой Конституции как нормативно-правового акта высшей юридической силы. А сама Конституция, образно говоря, оказалась неспособной эффективно «самообороняться» от настойчивых домогательств внесения в нее изменений. Эти притязания отдельных политических сил реально приблизились к своей реализации уже на четвертом году функционирования новой Конституции, то есть еще даже до окончания первых конституционных «каденций» значительной части институтов государственной власти и высших должностных лиц. В этой ситуации особенно опасным является то, что предлагаемые изменения могут реально свести на нет основные демократические принципы самой Конституции и коренным нивелировать перечисленные конституционные характеристики Украина. Кроме того, опасность в себе несут (как рецидив тоталитарных форм правления) и используемые методы и инструменты достижения поставленных целей («до боли» знакомые вещи из нашего недалекого прошлого как: «воля народа» высказана на референдуме, требования трудовых коллективов по " наведение порядка «, более стопроцентная явка на избирательные участки и тотальное голосования» за ", запрет проводить митинги и другие акции общественного протеста). Будто действительно частично начали сбываться далеко не добрые слова одного из скандально известных сегодняшних политиков Украины, который назвал Конституцию 1996 года «сиротской» (от фамилии секретаря конституционной комиссии народного депутата Украины Михаила Сироты, по аналогии с Конституцией СССР 1936 — названной «сталинской») , а время принятия Основного Закона — «пьяной конституционной ночью». Однако все это сегодня не только не ослабило внимания к проблематике Конституции как таковой, но и существенно ее обострило на вопросах социальной и правовой природы, сущности, содержания, функций, места и роли в национальной нормативно-правовой системе и т. д. . Среди всего этого, определенный интерес вызывают вопросы происхождения (возникновения) конституции государства как общественно-политического явления, условий, которые позволили появиться бы конституции, общих тенденций ее развития, возможностей внесения изменений и дополнений и др. Несмотря на то что в практике функционирования европейской (как античной, так и средневековой) государства использовали слово «конституция» (сonstituere, сonstitutio) для обозначения (названия) различного рода нормативно-правовых документов, а со временем в французской политической публицистике (XVI-XVII вв.) и словосочетание «основной закон» («lex fundamentalis»), конституции государства как такового в современном понимании этого понятия не было до начала демократических антиабсолютистских буржуазных революций XVII — XVIII вв. Своеобразным «лакмусовой бумажкой» начала эпохи конституции государства как такового стало появление положения (идеи), закрепленного в пункте 16 французской Декларации прав человека и гражданина 1789 года: "...Общество, в котором не обеспечено гарантии прав (человека — П. С.) и не проведено разделение властей, нет конституции ". Именно от эпохи буржуазных революций, от реальных попыток провозглашения и обеспечения прав человека в государстве, фактического проведения разделения государственной власти на отдельные ветви с первичной целью недопущения узурпации всей государственной власти одним человеком или группой людей, а также от наступления других демократических преобразований берет свое начало эпоха конституции, конституционного государства, а с ними и конституционализма как доктринального учения. По случаю, заметим, что большинство ученых конституционалистов придерживались и придерживаются выше изложенного подхода к определению времени появления (возникновения) конституции государства. В то же время в литературе находим и другие подходы, согласно которым «реальная» конституция (не обязательно в форме писаного документа) существовала и существует в любом государстве. Формальным началом такого подхода в новые времена считается высказывания немецкого социалиста Фердинанда Лассаля (Lassalle, 1825—1864): "... действительно конституция страны, — это фактическое соотношение сил, существующих в стране; писаная конституция только тогда крепкая и имеет значение, когда является точным выразителем реального соотношения общественных сил: И далее ... действительную конституцию имели все государства во все времена, и новому времени особенно свойственны не действительны конституции, а писаные или листе бумаги, чрезвычайно важно не оставлять это без внимания ". Впоследствии, анализируя вышеприведенные высказывания Ф. Лассаля, к подобным выводам придет Георгий Плеханов (1856—1918), а со временем и Ленин (Ульянов, 1870—1924). Отсюда вполне понятным был содержание официального подхода к этой проблеме в бывшем СССР, так же как и причины наличия подобных мыслей в наше время на территории постсоветских республик, в том числе в Украине. Учитывая, что государственно организованная жизнь на Земле длится несколько тысячелетий и знает разные формы политической и правовой организации общества, разные системы ценностей и прочее, а первые конституции государств (в буквальном смысле — как писаные документы, в более широком — как первые реально созданы конституционно-правовые системы государственного властвования) возникают в течение слишком короткого отсчета времени (каких неполных полторы сотни лет — со второй половины XVII до конца XVIII в.) по сравнению с общей продолжительностью существования государства как такового, а также то, что эти конституции появляются сначала в отдельных регионах Европы, а не на всей ее территории одновременно, или в других частях мира (например, в Средней Азии, Ближнем или Дальнем Востоке, Южной Америке), логично возникает несколько вопросов: "Почему Англия (" старая «- как Британские острова,» новая "- как поселение колонистов на североамериканском континенте) или та же Франция, например, стали местом возникновения первых конституций? Почему именно в то время, а не в какой-то другой, собственно, возникают конституции как такие? ".

Комментарии запрещены.