Органы конституционного правосудия в новых государствах восточной европы — статус и компетенция

Органы конституционного правосудия в новых государствах Восточной Европы: статус и компетенция Создание в Украине института конституционного правосудия привело к возникновению проблемы изучения и использования опыта зарубежных систем и видов конституционного контроля, способов организации и деятельности органов конституционного правосудия. На наш взгляд, особого внимания заслуживает такая сфера сравнительного правоведения, как конституционное право государств Восточной Европы, а в контексте нашего сообщения — статус и компетенция органов конституционного правосудия в государствах Восточной Европы. Сегодня институт конституционного правосудия известный всем государствам Восточной Европы и в конституциях и законодательстве каждой из них нашлось место для его отображения. Как отмечают некоторые ученые, конституционное правосудие — это «синтез конституционного контроля и формы правосудия». Итак, конституционное правосудие, сочетая такие два начала как конституционный контроль и форму правосудия, составляет специфический вид государственно-властной деятельности.
msmstudy отзывы

Мы считаем, что такое рассуждение заслуживает внимания. Ведь, с одной стороны, органы конституционного правосудия проверяют и оценивают соответствие конституции нормативных актов, а в случае их несоответствия отменяют их или применяют другие правовые средства преодоления такого несоответствия, а с другой стороны, конституционный контроль осуществляется в особой предусмотренной законом процессуальной форме, в судебных заседаниях, с вынесением решения. Содержанием этой деятельности является решение спорных правовых вопросов, в основном, связанных с установлением соответствия правового акта Основному закону государства. Конституционное правосудие как вид правосудия имеет следующие признаки: 1) наличие конституционных судов в качестве специализированных судебных органов конституционного контроля; 2) автономный статус судов в иерархии судебных органов; 3) самостоятельная процессуальная форма отправления правосудия; 4) юридическая сила решений конституционного правосудия, равнозначна юридической силе Конституции; 5) особая система законодательства, регулирующего конституционное правосудие. Учитывая эти признаки правосудия и учитывая его особенности и специфическую природу, целесообразно рассматривать конституционное правосудие как самостоятельную ветвь судебной власти. В частности, некоторые ученые прямо отмечают, что конституционные суды, например, в странах СНГ и Балтии — это органы, которые в соответствии с принципом разделения государственной власти, осуществляющих судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Правовая природу конституционных судов и их место в механизме государственной власти определяют по закреплением их статуса и полномочий в конституциях и законодательстве данного государства. Однако конституционные и другие правовые нормы по-разному закрепляют их правовой статус, хотя, на первый взгляд, вполне понятно, что конституционный суд — это орган конституционного правосудия, содержанием деятельности которого является осуществление конституционного контроля. В одних конституциях о конституционном суде идет речь в разделе «СУД» (гл. 13 Конституции Эстонской республики), «Судебная власть» (ч. 7 и гл. 4 соответственно Конституции Словацкой и Чешской республик). В Конституциях Чехии и Словакии кроме того, дано определение Конституционного суда как независимого судебного органа, наделенного правом охраны (Словакия), защиты (Чехия) конституционности. На наш взгляд, это довольно своеобразное определение статуса конституционного суда, обусловлено пониманием деятельности Конституционного Суда не только как орган, осуществляющий конституционный контроль в узком смысле этого слова, то есть проверку и оценку соответствия нормативных актов Основному закону, а как орган, осуществляющий конституционный контроль в смысле охраны всех ценностей, отраженных в Конституции. В Конституции Литовской республики деятельность Конституционного Суда регламентирована отдельной главой, к тому же, согласно Конституции, Конституционный суд Литвы не входит в судебную систему республики. В Конституции Болгарии тоже не указано, к какой из ветвей власти относится Конституционный Суд, однако в решении Конституционного Суда Болгарии от 16.12.1993 года указано, что Конституционный Суд Болгарии не является судебным органом и находится вне тремя ветвями власти . Конституционный Суд Республики Беларусь вообще относится к органам государственного контроля; его деятельность регламентирована гл. 6 Конституции, которая является составной раздела 6 «Государственный контроль и надзор». В Конституции Молдовы указано, что Конституционный Суд Молдовы является единственным органом конституционной юрисдикции и находится вне публичной властью, то есть самостоятельным независимым органом, который не входит ни в одну из ветвей власти. Статья 1 Федерального Конституционного Закона Российской Федерации «О Конституционном Суде РФ» дает определение Конституционного Суда РФ как судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть путем конституционного судопроизводства. Интересна роль и место Конституционного Трибунала Польши, который был задуман как орган, не входящий в судебную систему государства, а является вспомогательным органом парламента. Деятельность Конституционного трибунала была направлена на укрепление верховенства высшего представительного органа конституционного контроля. Некоторые особенности имеет порядок осуществления конституционного правосудия в Эстонской республике. Государственный Суд Эстонии является высшей судебной инстанцией и одновременно органом конституционного надзора. Он состоит из четырех палат, одна из которых — конституционная палата — формируется из судей по гражданской, уголовной, административной палат. Конституционный палату возглавляет председатель государственного Суда. Следовательно, осуществление конституционного правосудия в Эстонии — это своеобразное сочетание статуса и совершение конституционного правосудия в различных правовых системах. К тому же компетенция конституционной палаты Государственного суда Эстонии очень суженной и касается только решения дел о конституционности и законности нормативных актов законодательной и исполнительной власти. Итак, органы конституционного правосудия, конституционные суды, в одних государствах входят в систему органов судебной власти, в других — им посвящен отдельный раздел, чем они отстраняются от судебной системы и находятся вне тремя ветвями власти, а в некоторых государствах конституционному суду предоставлено специфический статус органа государственного контроля. Такое многообразие правового статуса конституционных судов вызывает полемику относительно правовой природы органов конституционного правосудия: или квалифицировать их как элемент судебной власти, или как самостоятельный независимый орган конституционного контроля, или как орган контрольной власти и др. Однако, как отмечает Ж. Овсепян, конституционное правосудие является частью судебной власти, а конституционные суды относятся к судебной власти независимо от того, какие положения о них размещены в Основных законах. Формирование и состав конституционных судов . Конституционные суды как специализированные органы, осуществляющие конституционный контроль, формируются, как правило, на основе смешанного представительства, с тем, чтобы обеспечить широкий подход к рассматриваемым вопросам. По такому принципу формируются конституционные суды Болгарии, Молдовы, Румынии. Но в некоторых государствах конституционные суды полностью назначаются высшими представительными органами (Россия, Эстония), избираются высшими представительными органами (Венгрия, Латвия, Польша, Беларусь), назначаются главой государства (Словакия, Чехия).

Комментарии запрещены.