Компетенция и деятельность галицкого краевого сейма

Компетенция и деятельность галицкого краевого сейма В феврале 1861 австрийский император Франц — Иосиф 1, чтобы укрепить свою власть в Галичине и несколько замаскировать угнетение трудящихся западноукраинских земель, создал здесь краевой сейм. В состав сейма автоматически, по должности, входили так называемые вирилисты — митрополиты всех конфессий, епископы, ректоры университетов. Все избиратели делились на четыре курии, каждая из которых в отдельности выбирала депутатов в сейм сроком на 6 лет. Количество избирателей составила чуть 9-10% населения, а открытое голосование давало очень большие возможности для злоупотреблений путем террора со стороны государственно-административного аппарата, начиная от наместника и кончая жандармами. Сейм насчитывал сначала 150, а затем 161 депутата. По национальному составу, то депутаты сейма были преимущественно поляками. Для предварительной подготовки вопросов, выносились на обсуждение и решение сейма, из числа депутатов создавали постоянные комиссии, которые в конце Х1Х в. было 12 (административная, банковая, бюджетная, горная, гминного, краевого хозяйства, петиционная, промышленная, санитарная, школьная, дорожная, юридическое). В начале ХХ в. были еще дополнительно созданы дисциплинарная, железнодорожная, налоговая и Сольная комиссии. Количество членов комиссий колебалась от 6 до 23 человек. Непосредственное руководство и председательство на заседаниях сейма осуществлял краевой маршалок или его заместитель. Оба назначались императором, а предложения по кандидатам на эти должности вносил в Совет министров наместник. Краевым маршалком конечно был представитель польских магнатов, а его заместителем — львовский греко-католический митрополит.
Автозапчасти

Первым краевым маршалком был назначен князь Л. Сапега и его заместителем — греко-католический епископ, а затем митрополит С. Литвинович. В последнее краевым маршалком был польский консерватор С. Незабитовський, а его заместителем греко-католический митрополит А. Шептицкий. За все время существования сейма изменились 12 краевых маршалков, из них 2 были титул князя и 8 — титул графа. Исполнительным органом сейма был краевой комитет, состоящий из предводителя и 6 членов, избираемых сеймом из числа его депутатов сроком на 6 лет. Для каждого члена на тот же срок избирали также его заместителя. В состав комитета входили польские помещики и представители крупной польской буржуазии и, как уступка, избирался один Украинец. Члены краевого комитета стояли во главе 6 департаментов и с помощью многочисленного бюрократического аппарата руководили работой многих отделов, бюро и комиссий. Первый департамент краевого комитета ведал вопросами деятельности общих и сберегательных касс; второй — занимался делами краевого хозяйства и промышленности; к третьему относили вопросы образования и религии; четвертый руководил строительством дорог и мостов; пятый наблюдал за больницами, домами для душевно больных, учреждениями для сирот и глухонемых, шестой департамент заведовал фондами для инвалидов войны, делами краевой жандармерии и др. Господствующие польские круги, захватив в свои руки краевую администрацию, суд, школы, университет и различные культурно-образовательные учреждения, превратили их в орудие своего господства на западноукраинских землях. 22 июня 1867 австрийское правительство издало закон, который санкционировал политику полонизации школы в Галичине. В 1869 польский язык был введен в суде и в управлении. Вскоре (1879) был полонизированный университет во Львове, а в 1884 польский язык стал официальным на железнодорожном транспорте. Вся деятельность сейма подчинялась центральной власти, он был частью колониального аппарата Австро-Венгерской монархии, и его постановления, хотя и имели характер мелких актов, в обязательном порядке утверждались императором, а, следовательно, фактически представляли собой акты имперской воли. Сейм созывался на очередные сессии по распоряжению императора один раз в год во Львове. На время работы сейма в город, как правило, взимались дополнительные контингенты полиции из других городов. Так наместник А. Потоцький письмом от 13 февраля 1907. обязал директора полиции в Кракове отправить во Львов на время сессии Сейма согласованную с директором полиции во Львове количество полицаев а не привлекать к этому внимание, предлагалось присылать их небольшими группами. Компетенция сейма сводилась к вопросам краевой культуры. Однако закон не разъяснял, что нужно понимать под этим понятием. Главным в законодательной деятельности сейма были мелкие хозяйственные дела. Кроме законодательства, сейм формально осуществлял контроль над деятельностью наместника. Однако границы и возможности этого контроля были слишком ограничены. Юридической ответственности наместника перед сеймом не существовало. Он сам или назначенные им правительственные комиссары принимали участие в работе сейма, контролируя таким образом его деятельность. В наместничестве подготавливались и направлялись в сейм правительственные законопроекты. Через наместника краевой маршалок передавал принятые проекты законов императору для санкции. Бюджетные права сейма, находившийся в полной финансовой зависимости от венского парламента, были очень скудные и сводились к возложению дополнительных сумм к непосредственным государственных налогов, которые были почти единственным источником доходов, которыми распоряжался сейм, и нередко эти приложения вдвое превышали основную налоговую сумму. В области местного самоуправления сейм осуществлял надзор за уездными, городскими и сельскими советами, решение которых часто нуждались утверждение сейма. Галицким сеймом было установлено, что преподавание в средних школах на территории Галичины должно проводиться на польском языке, что касается украинского языка, то она допускалась только в отдельных случаях и с разрешения сейма, в результате до 1887. Существовало лишь одна украинская гимназия (во Львове). Со временем на территории Галичины было открыто еще четыре украинские гимназии (в Перемышле, Коломыи, Тернополе и Станиславе). Итак, до Первой мировой войны в Галиции из всех существующих 67 школ только пять государственных средних школы были с украинским языком обучения. Один из депутатов сейма отмечал: «Десять лет борьбы в среднем стоит нас получения одной средней школы на нашей земле под крыльями австрийской конституции». Еще хуже обстояло дело с высшим образованием. В 1910—1911 учебном году с 5772 студентов Львовского университета Украинской было всего 1099 человек (21,7%). Обучение в университете велось на польском языке и почти только польской профессурой. Даже такой выдающийся представитель украинской интеллигенции, как Иван Франко, не мог получить должности доцента. Украинцы добивались создания на своей земле украинского университета, но требование это не была удовлетворена австрийским правительством. В университете часто доходило до кровавых столкновений между польской шовинистической молодежью и студентами-Украинской. Во время одной из таких стычек в 1910г. был убит студент-Украинец юридического факультета Адам Коцко. Ярким примером полного игнорирования Галицким сеймом интересов украинского народа является распределение средств краевого бюджета. Так с 730 тыс. Крон, выделенных бюджетом 1911 году на дотации местным научным и учебным учреждениям, на долю украинских учреждений приходилось лишь 75 тыс. Из 214 тыс. Крон, предназначенных на театры, польские трупы получили 186 тыс., А украинские — только одну тысячу крон. По бюджету 1912 из фонда помощи частным школам украинские учебные заведения получили лишь 350 крон. В том же году Галицкий краевой сейм выделил 10 тыс. На польские и украинские спортивные общества, однако из этой суммы украинские общества получили всего 575 крон. Бюджетные дефициты покрывались приложениями к государственным налогам, однако от их уплаты освобождались высшие чиновники, профессора, служители культа, управляющие частных имений императора, следственно-прокурорские работники и др. Стягивания налогов часто происходило путем так называемой экзекуции, с помощью которой у крестьян забирали последние пожитки. Беспощадно подавляя крестьян, Галицкий сейм уделял минимальное внимание такой важной области, как здравоохранение. В 1912г., В котором краевые расходы достигли 71 млн. Крон, на здравоохранение было выделено только 6800000., То есть на каждого жителя приходилось 85 геллеров. В этом же году в Нижней Австрии на здравоохранение на жителя приходилось 3 короны 28 геллеров, а в Моравии — 3 короны 44 геллера; на каждую тысячу жителей приходилось более двух больничных кровати, а один день лечения в больнице стоил 4,1 корону. В Галичине одну больничную койку в 1900 приходилось на 1341, в 1905г. — На 1214, В 1910 гг. — На 1155 жителей, а расходы на содержание одного больного составляли лишь 1, 52 короны в день. Галицкий сейм стягивал вдвое больше краевой налог на пиво, чем другие австрийские области, установил краевой налог на спирт (такого налога не было в других частях Австро-Венгерской империи) и накладывал на население краевые приложения втрое, а иногда даже в четыре и пять раз больше, чем в Нижней Австриии. Политика сейма привела к большому обнищанию народных масс. Распад Австро-Венгрии в октябре 1918 положил конец существованию этого органа краевого самоуправления, более полувека был орудием социального и национального угнетения трудящихся Галичины. Литература

  1. Zbir ustаw и rozporz dze administracyjnych. — Lww, 1884. — Т. И.
  2. Stenograficzne sprawozdania Sejmu Krajoweqo z roku1901—1902.
  3. Merunowicz T. Wyniки samorzqdu w Galicji. — Lww, 1916
  4. Zbir ustaw i rozporzgdze administracyjnych. — Lww, 1885. — Т. ИV.
  5. Stenoraficzne sprawozdania Sejmu Krajowego z roku 1905
  6. Podrecznik statystyki Galicji. — T. ИХ, Сz. 1.
  7. История Львова в документах и материалах. — К., 1986.
  8. Кульчицкий В. С. Галицкий краевой сейм — орудие социального и национального угнетения трудящихся // Вопросы теории и практики советского права. — Львов, 1958.
  9. Ciechanowski St. Sejmowe sprawy sanitarne. — Krakw, 1912

Комментарии запрещены.