Несколько аргументов против ' единого ' понимание доказательства в уголовном процессе

Несколько аргументов против «единого» понимание доказательства в уголовном процессе Во многих научных трудах, посвященных проблемам теории доказательств отстаивается так называемое " единственное "понимание доказательств, согласно которому доказательство представляет собой неразрывное единство указанных в законе источников доказательств и сведений, содержащихся в них. Сведения о фактах являются содержанием доказательства, а источник — его формой. Вместе с этим, понимание доказательств только как сведений о фактах критикуется. Сторонники «понимание» приводят много аргументов, среди которых являются: — фактические данные в любом из перечисленных в уголовно-процессуальном законе источников могут существовать, сохраняться, передаваться и исследоваться только в их неразрывном единстве с последним. — с позиции теории информации (раздел кибернетики) доказательство в уголовном процессе является отражением объекта и структурно отличается от сигнала. Применяя теорию информации, В. Я.Дорохов пытался доказать, что фактические данные, то есть информация является содержанием сигнала, а источники доказательств — его материальной форме, с помощью которой передается информация. Кроме того, на мнению В. Я.Дорохова, доказательство является одновременно и отражением, и сигналом, а два последних сроки применяются как равнозначные. С вышеуказанными аргументами мы не можем согласиться, и вот почему. По нашему мнению, правильно писал Ф. Н.Фаткуллин, что в следственной и судебной практике немало случаев, когда в том или ином деле определенное процессуальное источник фигурирует, а самого доказательства в нем так и нет. Нередко возникают ситуации, согласно которым в деле отсутствует определенный источник доказательства, хотя и применялись все процессуальные средства, необходимые для получения этого источника (например, обвиняемый отказывается давать показания во время допросов). То есть доказательство есть (данные по любому факту, что подлежит доказыванию), а любого из источников, в котором сведения по данному факту могут одновременно содержаться, нет. Кроме того, иногда из разных по характеру источников доказательств берутся однозначные фактические данные или, наоборот, в одном источнике содержатся доказательства, которые отличаются друг от друга. Таким образом, полагаем, что нельзя считать сведения и источники доказательств неразрывными частями единого целого — доказательства. Что же касается обоснования «единого» понимание доказательств с помощью теории информации, то, по нашему личному мнению выводы В. Я.Дорохова является результатом неправильного толкования достижений этой теории. В частности, источники доказательств, указанные в ч.2.ст.65 УПК Украины является, прежде всего, оформленными с соблюдением процессуальной формы носителями информации, из которых субъекты доказывания получают сведения о фактах. Но теория информации вовсе не отождествляет источники информации и сигналы (как считает В. Я.Дорохов). Напротив, согласно этой теории источники информации не могут быть материальной форме сигналов. Понятие сигнала используется для обозначение не источников информации, а тот способ, с помощью которого осуществляется передача информации от ее источника к адресату (получателю); . Различают, например, световые сигналы, позволяющие видеть окружающую среду, звуковые, электрические, радиосигналы и тому подобное. По нашему мнению, В. Я.Дорохов прав в том, что сигналы являются носителями информации, как и ее источники, но он не учитывает того, что физическая природа сигналов и источников информации совершенно разная. Каждый источник информации является ее носителем, но не каждый носитель может быть источником информации. Самое важное назначение сигналов — донести информацию до адресатов, которым, по уголовного процесса, является следователи, прокуроры, судьи, а точнее их ум. Такое назначение сигналов источника доказательств выполнить не могут, информацию из них субъекты доказывания получают с помощью световых, звуковых и других сигналов. Не можем мы согласиться и с точкой зрения В. Я.Дорохова о том, что доказательство является отражением. Субстанцией судебного доказательства как справедливо указывается в литературе, является информация. В свою очередь, сущность свойства отображения составляет, как правильно пишет В. Я.Дорохов, способность каждой вещи, любого явления в процессе взаимодействия создавать изменения в положении другой вещи, то есть создавать в ней определенные отпечатки, следы, которые по своей структуре изоморфны некоторой стороне той вещи, производит влияние. Как результат этого взаимодействия, отображение представляет собой определенные изменения материальных систем (объектов). Но информацию нельзя отождествлять с отображением! Правильно указывается в литературе, что отображение зависит от своего материального носителя, часто его невозможно перенести на другой носитель, а информация перекодируется, передается, воспринимается, сохраняется, порождает образы, инвариантной частью которых является он сам. Образ, который формируется у одного человека, никогда не совпадает с образом, который сложился у передатчика информации. У каждого из них есть свои особенности, индивидуальные различия, связанные со структурой и историей соответствующего материального носителя информации. Общее между этими образами заключается только в переданном и воспринятой информации. Определение сигналов как способа, с помощью которого осуществляется передача информации между материальными объектами, не исключает, по нашему мнению, их одновременное понимание и как отражение (то есть изменений, появляются в материального объекта в процессе взаимодействия). В завершение мы хотим привести интересные высказывания двух выдающихся ученых в области теории информации о соотношении информации и ее материальных носителей. Так, основатель кибернетики Норберт Винер указывал, что информация является информацией, а не материей или энергией. Тот материализм, который не признает этого, не может быть жизнеспособным. Другой ученый У. Р Эшби, утверждал, что любая попытка трактовать информацию как вещь, содержащаяся в другой вещи, ведет к трудных проблем, которые никогда не должны были бы возникать. Как вывод отметим, что, по нашему мнению: 1 доказательствами по уголовным делам необходимо считать только сведения о фактах; 2. сведения о фактах и указанные в законе источники доказательств создают не неразрывное, а диалектическое единство, не исключает возможности самостоятельного существования указанных элементов; 3. ошибочным является понимание доказательств как отражение, также как неверным является считать источники доказательств материальной формой сигналов. Литература 1. Глинский Б. А. Философские и социальные проблемы информатики. — М .: Наука, 1990. — 110 с. 2. Михеенко М. М. Проблемы развития уголовного процесса в Украине: Избранные произведения. — К: Одиссей, 1999. — 240 с 3. Пушкин ВТ., Урсул АД. Информатика, кибернетика, интеллект. Философские очерки. — Кишенев: Штиинца 1989 — 296 с. 4. Самойлов А. Судебная информация: сущность, закономерности возникновения. Труды высшей школы МВД СССР. Вып. №32. — М., 1972 5. Теория доказательств в советском уголовном процессе изд. второй испр. и доп. Отв. ред. Н. В.Жогин и др. — М .: Юридическая литература, 1973 — 736 с. 6. Уголовный процесс. Общая часть. Особенная часть / Под редакцией д. ю.н., проф. В. П.Божьева. — М., 1998. 7. Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов / МГУ им. Ломоносова, под ред. К. Ф. Гуценко; изд. второй переработанное и дополненное. — М .: Зерцало, 1998 — 578 с. 8. Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Изд второй дополненное. — Казань: Издательство Казанского университета, 1976. — 206 с. 9. В. П.Цымбал. Теория информации и кодирование. — К Высшее школа, 1992 — 263 с. 10. Шеннон К. Работы по теории информации и кибернетике. — М .: Издательство иностранной литературы, 1963 — 832 с. 11 . Эшби У. Р. Введение в кибернетику — М., 1959.

Комментарии запрещены.