Конституционный контроль и его роль в процессе функционирования государственной власти часть 2

Однако подобная классификация органов конституционного контроля на вспомогательные и специальные, очевидно, далеко не исчерпывает всего их разнообразия и всех форм их деятельности. Потому как альтернативную модель некоторые исследователи предлагают распределять все органы конституционного контроля на парламентские, судебные, общественные , специализированные и административные . Согласно другому подходу, который исходит из приоритета именно парламентской формы конституционного контроля, все его органы делятся на парламентские и внепарламентские . Противоположной только приведенной позиции есть теория, согласно которой основной формой конституционного контроля является судебная деятельность, которая может осуществляться или судами общей юрисдикции (США, Дания, Мексика), или специализированными судами. Причем, такая обязанность государства обеспечить эффективную судебную защиту прав и свобод человека и гражданина, как отмечают А. Кушниренко и Т. Слинько, вытекает не только из норм национального законодательства того или иного государства, но и международного права, в частности, ст . 2 Международного пакта о гражданских и политических правах. Ярким примером осуществления функций конституционного контроля общими судами является правовая система США. Фактически указанные полномочия по толкованию положений Конституции США и объявление недействительными законов выданных Конгрессом и легислатурами штатов, и любых актов исполнительной власти, если они противоречат Конституции были закреплены за Верховным Судом США и другими федеральными судами прецедентом 1803.
регистрация компании в Ирландии
Такими же полномочиями лишать любой закон или подзаконный акт юридической силы учитывая его неконституционности получил e ходе судебной реформы 1995 года и Верховный Суд Республики Мексика. На сегодня в юридической науке выдвигается немало аргументов о том, что закрепление функций конституционного контроля, как мощного механизма влияния на политическую и правовую жизнь государства, за судами общей юрисдикции приводит к чрезмерному усилению судебной власти, и тем самым к дисбалансу в системе разделения властей. Многие из этих аргументов справедливы, однако, как показывает опыт тех же США, именно полномочия конституционного контроля сделали американскую судебную власть «на самом деле властью, которая стоит на одном уровне с другими ветвями власти». Однако, говоря об отправке функций конституционного контроля судами общей юрисдикции, необходимо осветить такой вопрос. Дело в том, что довольно часто специалисты в области конституционного права предлагают выделять в пределах этой группы две подгруппы. С одной стороны, это те судебные системы, в которых функции конституционного контроля принадлежат всем без исключения судебным инстанциям — от высших до низших в случаях, вышерассмотренных; с другой — те, в которых полномочия конституционного контроля закреплено только за Верховными судами. Примером второй подгруппы могут быть судебные системы Индии, Ирландии, Австралии. Так в судебной системе Ирландии право решать вопрос о соответствии законов конституции имеет только Верховный суд. При этом Верховный суд выполняет функции как превентивного конституционного контроля, * так и репрессивного конституционного контроля (ст. 34). Подобная система конституционного контроля действует в Индии. Несмотря на то, что в этой стране право осуществлять функции конституционного контроля закреплено как за Высокими судами штатов, так и за Верховным судом, но окончательное решение о соответствии закона конституции всегда выносит только Верховный суд, который уполномочен толкование законов и проверки их конституционности. В отличие от конституционного контроля, осуществляемого общими судами, специфика специального судебного контроля заключается в том, что органы, которые его осуществляют, имеют специальную юрисдикцию, которая реализуется в процессе конституционного судопроизводства и не предусматривает дополнительного вынесения решения парламента по неконституционности того или иного закона, если он был признан неконституционным органом конституционной юстиции. Однако в законодательстве тех или иных стран нормы, регламентирующие деятельность этих специализированных судов, достаточно отличными. Например, в соответствии со ст. 100 Конституции Греции предусматривается создание Высшего специального суда, в компетенцию которого входит: рассмотрение дел о порядке проведения парламентских выборов; проверка авторитетности и результатов референдума; вынесения решения о несовместимости функций депутата с другими функциями и лишение депутатского мандата; решения споров между судами и административными органами, между Контрольной советом и судами, между Государственным советом и гражданскими и уголовными судами; решения сомнений в антиконституционности закона; решения сомнений относительно определения норм международного права. Значительно более широкие полномочия закрепляются за Конституционным судом Португальской республики, в компетенцию которого, в соответствии со ст. 225 Конституции Португалии, входит: надзор за конституционностью и законностью; надзор за конституционностью и законностью референдумов; подтверждение законности конституирования политических партий, а также вынесения решения об их роспуске; исполнения судебного решения как суда последней инстанции относительно правильности и действительности актов избирательного процесса; удостоверение потери президентом своей должности; утверждение смерти, заявления о недееспособности или о прекращении полномочий президентом; свидетельство о смерти или заявления о недееспособности кандидата на пост президента; другие функции, отнесенные к его компетенции законами. Такое же широкое поле компетенции устанавливается для деятельности Конституционного суда и ст. 160 Конституции Испании, в которой указывается, что Конституционный суд обладает полномочиями для: рассмотрения заявлений о неконституционности законов и нормативных актов, имеющих силу закона (это исключительное право Конституционного суда, поскольку суды общей юрисдикции, даже в случае обнаружения несоответствия нормы того или иного закона конституции, все равно не имеют права останавливать действие закона или этой нормы, а должны обращаться в Конституционный суд в порядке, предусмотренном органическим законом); принятие решений о защите конституционных прав и свобод граждан; решения споров о разграничении полномочий между государством и автономными сообществами или автономных сообщества между собой; рассмотрения других дел, предусмотренных Конституцией и органическими законами. Но по сравнению со всеми другими европейскими странами ли не самые широкие полномочия закрепляются за Федеральным конституционным судом ФРГ, — в круг его компетенции входят следующие вопросы: толкование Основного закона; вынесения решения о соответствии федерального права или права земель Основному закону; решения дел о соответствии федеральных законов норме обеспечения сохранности правовой и экономической единства государства; разрешения разногласий между правами и обязанностями федерации и земель, а также иных публично-правовых споров между федерацией и землями; решения жалоб общин на действия государственных органов о нарушении прав местного самоуправления; рассмотрение жалоб любых лиц о нарушении конституционных прав и свобод.

Комментарии запрещены.