Экономическая преступность как социальное явление часть 2

С переходом к капиталистической системе хозяйствования коренным образом меняется сфера уголовно-правовой охраны хозяйственных отношений. Появление новых форм хозяйственной деятельности, а также коренное изменение хозяйственного механизма требовали обеспечения охраны интересов собственника, ограничение монополизма на рынке и создание равных условий и добросовестной конкуренции для всех субъектов хозяйственной деятельности. Для достижения этих задач государство постоянно пыталась расширять регламентирование порядка осуществления хозяйственной деятельности, в том числе и путем ограничения или запрещения определенных видов и форм хозяйственного поведения, определяя ответственность за нарушение этих ограничений или запретов. Поэтому, как видим, система хозяйствования влияет не только на криминализацию отдельной хозяйственной поведения, противоречит общественным хозяйственным интересам, но и приводит к существенному изменению сферы уголовно-правовой охраны хозяйственных отношений. Вмешательство государства в хозяйственную деятельность, установление и постоянное изменение хозяйственного механизма государства были направлены на достижение задач общественно-экономического и культурного развития, поэтому возникали и изменялись, двигаясь в ногу со временем, финансово-хозяйственные учреждения (менялась роль и деятельность банков, возник обращение ценных бумаг, безналичный расчет, субвенции и льготные кредиты, выделенные государством на хозяйственные цели, появилось страхование и т. п.), которые существенно изменили динамику экономического оборота и уже изнутри XIX в. привели к ограничению личных контактов и физической, непосредственной передачи имущественных ценностей. Зато развиваются косвенные и часто неперсонифицированные хозяйственные связи, которые приобретают абстрактного характера.
сколько длится обучение в автошколе
Хозяйственная деятельность осложняется каждый раз большим количеством звеньев, возрастает значение связей и посредничества между ними. Множатся и появляются новые формы доверительных форм деятельности и репрезентация экономических интересов. Такая внутренняя структура хозяйственной деятельности создает благоприятные условия для злоупотреблений, недобросовестности, мошеннических манипуляций, старательно скрытых под видом легальной хозяйственной поведения. Чтобы ограничить возникновение эксцессов в хозяйственной деятельности, которые могут угрожать не только интересам отдельных субъектов хозяйствования, но и общественным хозяйственным интересам, государство все больше прибегала к уголовно-правовых мер воздействия на хозяйственную деятельность. Сегодня трудно представить, чтобы в условиях современных технологий хозяйствования и при том вреде, который может быть нанесен в случае злоупотребления этими технологиями, демократические государства ограничивали сферу уголовно-правовой охраны хозяйственной деятельности, напротив, наблюдается противоположная (иногда и не совсем оправдана) тенденция — все более широкого обращения к уголовно-правового запрета в хозяйственной деятельности. Поэтому приходим к выводу, что изменение экономической системы и хозяйственного механизма вызывают не только необходимость криминализации определенной хозяйственной деятельности, но и ведут к изменению всей уголовной политики государства в этой области. Однако заметим, что в общественном сознании всегда господствовало мнение, что и законодатель, и государственные органы более снисходительно относятся к хозяйственным злоупотреблений и соответственно лиц, совершающих такие деяния чем, к другим правонарушителей. Существующий в обществе взгляд, что лица, совершающие преступления в сфере хозяйственной деятельности являются привилегированными по сравнению с обычными преступниками имеет многовековые традиции. Известный гуманист Эразм Роттердамский еще в XVI в., Высмеивая всю систему средневековых взглядов, писал, что того, кто лошадку ворует наказывают смертью; к тем, кто присваивает общественные деньги или получает путем ростовщичества, использованием монопольного положения или другим нечестным путем гораздо большую выгоду для себя, соотечественники относятся с уважением. Кто даст кому-то другому яд, будет наказан за убийство, но тот, кто некачественным вином или маслом отравляет все общество, остается на свободе. Наверное независимо от приведенного примера, подобные оценки господствовали и с давних времен. И на самом деле, состоятельные и облеченные властью лица, в основном, пользуясь всеобщим уважением граждан, нередко выступали в качестве субъектов общественно опасных правонарушений при осуществлении хозяйственной деятельности. Совершали они эти правонарушения не по причинам материальных трудностей или недопонимания характера совершенного или необразованности, а чтобы победить конкурентов и укрепить свои социальные позиции и политическое влияние в обществе. Поэтому неудивительно, что в конце XIX начале ХХ в. господствующая элита и крупные предприниматели доказывали, что такое поведение является морально нейтральным и главным двигателем прогресса является именно богатые предприниматели, и чтобы оставаться «на плаву» им необходимо идти на «определенные жертвы» (правонарушения). Их девиз: цель оправдывает средства. Поэтому все средства, которые применяют эти лица ради сохранения свои позиции считались необходимыми для блага общества. Одним из первых кто обосновал общественную опасность такого поведения и выдвинул тезис о «преступлениях белых воротничков», был Э. Сатерленд, который, выступая на заседании Американского Общества криминологов в 1939 году, отметил, что эти лица занимают высокое положение в обществе и используют его, злоупотребляя доверием. Однако после Второй мировой войны в Европе стали все чаще склоняться к мысли, что для совершения экономических правонарушений не надо быть наделенным большими полномочиями или занимать высокое положение, хотя совершенно ясно, что эти лица имеют значительно более широкие возможности для противоправного хозяйственного поведения. В то же время во многих странах все больше внимания уделяют уголовно-правовым мерам борьбы с хозяйственными правонарушением. Законодатели понимали, что система хозяйствования является такой же ценностью для государства как жизнь или здоровье ее граждан или другие блага, которые ставятся под охрану уголовного закона. Только сбалансированная система хозяйствования, функционирования важнейших звеньев которой ставится под охрану уголовного закона может обеспечить развитие общества и удовлетворить потребности каждого отдельного человека. Еще и сегодня бытует мнение, что возможности уголовного права недостаточно используются для борьбы с хозяйственными правонарушениями. Так в октябре 1990 г... В международном семинаре, организованном Институтом Макса Планка, Г. Отто утверждал, что пока уголовный кодекс будет Великой Хартией Свободы для хозяйственных преступников, до уголовное право иметь в борьбе с ними связаны руки. Однако многие криминологов высказывают мнение о неоправданном захвата и, соответственно, недостаточной эффективности слишком широкого использования уголовно-правовых мер борьбы с хозяйственными патологиями. В частности, М. Шубарт, анализируя ситуацию в Германии, отметил, что со времени, когда лозунг борьбы с экономической преступностью стало популярным, возникает опасность, что законодатель, оказавшись под давлением идеологических соображений, принимает теоретически необоснованные нормы и практический эффект от их применения является сомнительным . Особенно это касается стран с переходной экономикой, где уровень экономической преступности стремительно растет и где возлагаются слишком причудливые надежды на возможности уголовно-правовых мер борьбы с хозяйственными патологиями (сюда можно отнести и Украину сегодня).

Комментарии запрещены.